academy shien

Объявление

ВНИМАНИЕ ПЕРЕКЛИЧКА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » academy shien » флешбек » fall apart


fall apart

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

участники:
Sherridan van der Woodsen. | Annabel Lee.
дата и время:
Несколько дней назад; не столь важно.
место:
Пусть будет парк.
коротко о событиях:
Бог, может, и устал нас любить, а вот твой ангел всегда с тобой.
Это нас не убьет, милая, это нас не убьет.
Это убьет тебя.

0

2

Ах, как это было больно. Невыразимо, изламывающе. Словно в тело вонзаются острейшие лезвия, искореженные обломки металла, волшебные веретена - как в той сказочке, где принцесса укололась этим орудием и заснула… Аннабель думала лишь о том - как хорошо было бы сейчас заснуть, забыться под действием укола, погрузиться во мрак и безумие, ставшее привычным. Но к ломке он привыкнуть не могла. Она шла, и ее хрупкое тело тряслось, как в лихорадке, шаги были шаткими, неверными. Она шла по аллее парка к одному из самых заброшенных и пустынных его уголков, там, где на скамейке ее ожидала она. Ее мраморная Венера.
Аннабель сквозь замутненный болью разум понимала, что скоро, сейчас, начнется игра. Мучительная, жестокая. Игра кошки с больной мышкой. Да, час пробил. Но ей нужна была доза. А еще - нужна была она. И все это - необратимо.
Она не только должна была дать выпить из себя этому прекрасному пауку всю ту информацию, что нужна была ему, за зелье забвения. Она должна была увидеть. Это тоже была своего рода доза. Смотреть на обольстительное холодное или искаженное смертными грехами лицо. Вдыхать легкий аромат ее дорогого парфюма. И слушать, слушать, упиваться жестокими словами. Жестокими играми. Снова и снова. Ловить в обрывках фраз частицы души. Тянуть холодеющие руки к острой сияющей стали. И пусть польется кровь, напиток богов.
Путь замедлялся, колени предательски дрожали. Замедленная съемка, размытые кадры в глазах. И ее лицо. Пронзающее своей четкой очерченностью.
За несколько шагов колени подломились, и Аннабель упала. Не в силах более идти, она поползла на четвереньках. Черные лохмы, бледность, обнаженные детские руки, исколотые. Мутный, безумный взгляд.

+1

3

Нет ничего отвратительнее осеннего неба.
Нет ничего отвратительнее этой голубой лазури, что будто бы кидает тебе вызов, говоря, как много ты не успел. И не успеешь.
Шерридан всегда завидовала людям, которые жили от лета до лета. Она не знала, каково это чувствовать томную ностальгию, смотря на сонные улицы и ждать вечера. В ее жизни не было романтических и чарующих моментов. Она просто встречала рассветы и провожала закаты, вальяжно развалившись на лавке в самом конце местного парка.
Эта девушка безумно хотела, но так и не смогла познать всю прелесть тягучей сентябрьской хандры. Вместо того чтобы наслаждаться теплом дома, она бежит оттуда, сломя голову. Бежит, не видя нужды даже подготовиться к своей очередной маленькой шалости. Она накидывает на майку кожаную куртку, натягивает кеды и уходит, оставляя дверь нараспашку. Ее не греют стены, наоборот, – они только навевают тоску и желание сорвать с себя кожу. Находясь в пустом, одиноком помещении немка будто бы вновь и вновь переживает те, казалось бы, бесконечные дни, проведенные в центрах реабилитации. Те белые стены, тот бездушный персонал. И куда бы она ни шла – повсюду они, вкупе с одиночеством с примерным содержанием свободы в ноль процентов. Все эти семнадцать лет.
Наверно, именно поэтому у нее нет дома.
Немка лежит и пялится в пустоту; лежит, закинув ноги на деревянную спинку и смотрит в небо.  Холодно, безумно холодно. Холодно просто потому, что Шерр вновь даже не допустила мысли о том, чтобы сменить свои летние шорты на плотную джинсу. Этот человек отказывается принимать действительность такой, какая она есть.
Наверно, именно поэтому у нее нет прочной точки опоры кроме собственного эго.
Она – физический сгусток, она может сломать шею, может вновь порвать губу на месте старого шрама, но что ей точно не дано – так это внутренней составляющей души. И даже если бы ее фасовали по пакетом, словно кошачий корм, немка никогда бы не притронулась к подобной штуке. Не хочется. В магазине девушка предпочитает приобретать лишь водку.
Наверно, именно поэтому у нее нет никого.
Шорох за спиной. Как все-таки чертовски обидно, что еще не извелись люди, которые знают, где тебя искать. Но не в ее привилегии желать им смерти. В ее привилегии лишь делать так, чтобы они с ней сроднились.
- Я больше не слышу птиц, - лицо Вудсен озаряется ухмылкой, словно молнией. Она прикрывает глаза и выдыхает дым в воздух. Сигарета тлеет, а в ее радужке холодное безразличие и издевка.
Наверно, именно поэтому она боится людей, которые не отводят взгляд. 
Ах, как Шерридан пленил этот момент, как возбуждало ее это ощущение трепещущего сердца в ее руках. Крошка Аннабель пришла молить ее о дозе уже в который раз. Вот она на четвереньках – и не столь важно, что к земле ее прибило отсутствие сил. Если Вудсен захочет, она останется на этой земле навечно.
- Моя девочка, птиц больше нет, - немка даже не переводит на нее взгляд. Безразличие; тягучие, вязкие гласные на ее губах приобретают особый вкус. Как же чудесно трогать этот угасающий огонек и делать вид, что блондинка даже и не представляет, зачем девчонка здесь. Для Вудсен эти минуты отчуждения и игры в «кошки-мышки» по-прежнему остаются минутами. Она лишь наслаждается тем, что для кого-то в каждый угол альфа на циферблате укладывается целая бесконечность маленьких жизней, маленьких падений, маленьких приступов боли. Раз за разом.

+1

4

Она лежала на скамье, выпуская из легких дым. Ее белокурые волосы рассыпались, словно золотой дождь, по облезшему дереву. В бирюзовых, словно чистая морская волна, глазах - безразличие и за ним едва угадываемая жестокость. Эта игра… была прекрасна и изматывающа одновременно. И, пожалуй, маленькая Аннабель слишком устала от нее. Ведь в ней она всегда показывала свою исходную, не опьяненную психотропными средствами сущность жалкого ребенка, мучимого уродливыми воспоминаниями, с непосильной ношей стыда за свою никчемную жизнь, готовую в любую минуту оборваться, слишком тяжелую для этих тонких плеч.
Аннабель подползла к своей жестокой повелительнице и замерла у ее ног, словно провинившийся звереныш у ног недоброго хозяина. Девочка прислушалась.
- И вправду, птицы затихли… -  произнесла она своим тихим, надорванным голосом.
Отдышавшись, она заговорила вновь, прерываясь на каждом слове:
- Шер, ты знаешь, что мне нужно… Прошу… Я дам все, что угодно…
Внезапно адская боль пронзила ее тело. Ничего не видя перед собой, бессознательно ища точки опоры, она вцепилась своими костлявыми пальцами в плечи Шер и упала навзничь, увлекая ту за собой. Глаза Аннабель закатились, тело подергивалось в судорогах.
- Больно, больно, моя Богиня, больноо… - хрипло стонала она. Но то была боль не только лишь физическая, то была страшная мука гниющей души, кричащей о помощи и пытающейся найти ее в сердце самого прекрасного для Аннабель человека, которое, кажется, навсегда застыло...

0


Вы здесь » academy shien » флешбек » fall apart


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC